Мировое экономическое положение и перспективы: брифинг, июль 2021 г., № 151 | Департамент по экономическим и социальным вопросам

Мировое экономическое положение и перспективы: брифинг, июль 2021 г., № 151 | Департамент по экономическим и социальным вопросам
Мировая экономическая ситуация и перспективы: брифинг июль 2021 г., № 151 1 июля 2021 г. Восстановление мировой экономики угрожает оставить позади многие развивающиеся страны Последние несколько месяцев принесли ряд позитивных новостей о мировой экономике, свидетельствующих об энергичном восстановлении после COVID- 19 кризис.


Мировая торговля товарами резко выросла и уже значительно превышает докандемический уровень (диаграмма 1). Точно так же с середины прошлого года мировое промышленное производство восстановилось в форме буквы V. Цены на основные виды сырья, такие как медь, железная руда и пиломатериалы, достигли рекордных уровней во втором квартале 2021 года. В июне цены на сырую нефть достигли 2-летнего максимума и превысили 70 долларов за баррель. Между тем потоки капитала в развивающиеся страны с конца 2020 года восстановились благодаря чрезвычайно благоприятным денежно-кредитным условиям, обильной глобальной ликвидности и сильному аппетиту к риску среди инвесторов. На этом фоне специалисты по макроэкономическим прогнозам повысили свои прогнозы глобального роста на 2021 и 2022 годы - часто со значительным отрывом. В отчете «Мировое экономическое положение и перспективы» (WESP) по состоянию на середину 2021 года ДЭСВ ООН прогнозирует рост мирового валового продукта на 5,4 процента в 2021 году и на 4,1 процента в 2022 году - пересмотр в сторону увеличения на 0,7 процентных пункта по сравнению с прогнозами, представленными в январе. Согласно прогнозам, в 2021 году развитые страны вырастут на 5 процентов, что на целый процентный пункт быстрее, чем ожидалось ранее, тогда как прогноз роста развивающихся стран на 2021 год был повышен на 0,4 процентных пункта до 6,1 процента. По данным Всемирного банка 3, нынешнее восстановление мировой экономики будет быстрее, чем любое из предыдущих восстановлений после мировой рецессии после окончания Второй мировой войны. Не все, что блестит, золото. Однако за этими положительными цифрами в заголовках вырисовывается более тревожная картина. Во-первых, прогнозируемые высокие темпы роста на 2021 год в значительной степени являются результатом эффекта базы и не обязательно сигнализируют об устойчивом подъеме экономической активности. В прошлом году страны всего мира испытали серьезное сокращение производства, особенно во втором квартале, когда меры по изоляции были в полной силе. Глубокий спад 2020 года привел к низкой базе сравнения и значительному переносу статистических данных, что привело к увеличению темпов роста в годовом исчислении в 2021 году. Этот эффект особенно заметен в странах, которые испытали сильный экономический подъем во второй половине 2020 года, таких как Китай, Индия, Малайзия, Перу и Турция. Задача стран, выходящих из кризиса, будет состоять в том, чтобы в ближайшие годы сохранить высокие темпы роста. Во-вторых, что более важно, прогнозируется, что восстановление мировой экономики будет крайне неравномерным, при этом перспективы роста сильно различаются по регионам и странам. Прежде всего, это отражает глобальные различия в уровне вакцинации против COVID-19, который определяет способность правительств безопасно восстановить экономику. Кроме того, размер и эффективность мер экономического стимулирования, принимаемых в ответ на пандемию, существенно влияют на краткосрочные и среднесрочные перспективы роста. Отраслевая структура производства и торговли в странах также имеет значение для устойчивости восстановления. Например, страны, сильно зависящие от международного туризма, которым еще далеко до восстановления, изо всех сил пытаются оживить свою экономику. И наоборот, страны, которые сильно интегрированы в мировую торговлю товарами, которая восстанавливалась намного быстрее, чем первоначально ожидалось, имеют больше возможностей для быстрого выхода из кризиса. Возникает вопрос, какие страны больше всего отстают в процессе восстановления. В следующем разделе мы используем несколько показателей, связанных с ВВП, на основе последних пересмотренных прогнозов ДЭСВ ООН, чтобы глубже погрузиться в глобальные расхождения в экономических перспективах. Это поможет проинформировать глобальные политические потребности в последнем разделе. Как изменились прогнозы роста с января? Улучшение прогнозов глобального роста в первую очередь обусловлено более сильным, чем ожидалось, восстановлением экономики Китая и Китая. Соединенные Штаты Америки, на которые в совокупности приходится около 40 процентов мирового производства. Китай - единственная страна Большой двадцатки, помимо Турции, которая добилась положительного роста ВВП в 2020 году. В связи с восстановлением частного потребления и инвестиций прогноз роста на этот год был повышен с 7,2 процента до 8,2 процента, что является самым быстрым темпом за десятилетие5. , массивные бюджетные стимулы и быстрое внедрение вакцин стимулируют экономическую активность в Соединенных Штатах. Реальный ВВП должен вернуться к докризисному уровню во втором квартале 2021 года - это значительно более быстрое восстановление, чем после глобального финансового кризиса, когда экономике США потребовалось более трех лет, чтобы достичь докризисного пика. Прогноз роста для Соединенных Штатов в 2021 году был повышен с 3,4 процента до 6,2 процента, что является самым быстрым темпом с 1984 года. Значительный пересмотр в сторону повышения темпов роста только в Китае и Соединенных Штатах внесли полный процентный пункт в мировой рост. прогноз на 2021 год. Благоприятные перспективы для двух крупнейших экономик мира резко контрастируют с продолжающейся слабостью в других частях мировой экономики. Фактически, почти для половины стран, включая многие развивающиеся страны и страны с переходной экономикой, прогнозы роста были понижены в ходе последнего раунда прогнозирования. Согласно текущим прогнозам, значительное число стран рискует еще больше отстать в экономическом плане, что подорвет сокращение бедности и прогресс в области устойчивого развития. Согласно прогнозам, после пересмотра в сторону понижения ВВП на душу населения в странах Африки к югу от Сахары будет стагнировать в 2021 году и вырастет менее чем на 1 процент в 2022 году. Это происходит после предполагаемого снижения ВВП на душу населения на 5,2 процента в 2020 году. краткосрочные перспективы роста ухудшились для группы из 46 наименее развитых стран (НРС) .7 В настоящее время ожидается, что рост НРС в 2021 году составит всего 4 процента, что на 0,9 процентных пункта меньше, чем прогнозировалось в январе, и намного ниже 7-процентного показателя цель 8 в области устойчивого развития. Одной из причин слабого экономического подъема в НРС и многих странах со средним уровнем дохода (ССД) является медленный прогресс вакцинации. Из-за вакцинного национализма и начального дефицита финансирования глобальная инициатива по распространению вакцин COVAX столкнулась с серьезным дефицитом в первой половине 2021 года. В результате большинство развивающихся стран сильно отстали в глобальной гонке вакцинации. По состоянию на середину июня в развитых странах было введено 73 дозы на 100 человек, в странах с уровнем дохода выше среднего - 43 дозы, в странах с уровнем дохода ниже среднего - 12 доз и в наименее развитых странах - 3 дозы. В некоторых НРС еще не была введена ни одна доза, в то время как в других кампания вакцинации только началась. Второй фактор, влияющий на восстановление экономики НРС и многих ССД, - это их ограниченная способность оказывать финансовую поддержку. В отличие от развитых стран, большинство из этих стран не смогли смягчить последствия пандемии с помощью крупномасштабных финансовых стимулов. По состоянию на апрель 2021 года на страны со средним уровнем дохода, в которых проживает три четверти населения мира, приходилось лишь 12 процентов глобального финансового стимулирования. Для НРС цифры еще более поразительны. На них приходится почти 14 процентов населения мира, но на них приходится мизерная 0,15 процента налогово-бюджетных стимулов.11 Более того, кризис серьезно сказался на государственных финансах, ограничивая бюджетное пространство и повышая риск долгового кризиса в будущем. . В 2020 году среднее соотношение государственного долга к ВВП увеличилось до 64,8 процента в странах со средним уровнем дохода (с 54,9 процента в 2019 году) и до 62,1 процента в НРС (с 56,1 процента в 2019 году), что является самым высоким уровнем с середины прошлого года. 2000-е годы12. Доля государственного долга в средних налоговых поступлениях в НРС составляет около 650 процентов, что намного выше, чем в странах со средним уровнем дохода (510 процентов) и развитых странах (350 процентов). Повышенные отношения долга к налогу на прибыль представляют собой давнюю уязвимость для НРС. Когда страны вернутся к своему ВВП до пандемии? Поскольку годовые темпы роста дают лишь частичное, если не вводящее в заблуждение, представление об экономических показателях, необходимо рассмотреть альтернативные меры. Важным критерием выхода стран из шока COVID-19 является время, необходимое для возврата к докандемическому уровню ВВП.13 Как показано на рисунке 2, многие страны изо всех сил пытаются компенсировать потери производства, понесенные в 2020 году. В более чем 60 процентах стран мира прогнозируется, что ВВП в 2021 году останется ниже уровня 2019 года. Перспективы особенно мрачные для Латинской Америки и Карибского бассейна, где не ожидается, что большинство стран вернутся к уровню ВВП до пандемии до 2023 года. Латинская Америка и Карибский бассейн не могут восстановить утраченные позиции по многим причинам. Пандемия ударила по региону сильнее, чем по любой другой части мира, что привело к самому высокому уровню смертности на душу населения (187 смертей на 100 000 человек по состоянию на 13 июня 2021 года) 14 и наибольшему сокращению ВВП в 2020 году (-7,3 процента) . Во многих местах за последние месяцы резко возросло количество новых инфекций. За исключением нескольких стран, таких как Бермудские острова, Чили, Доминиканская Республика и Уругвай, прогресс вакцинации в регионе в целом был медленным. Кроме того, хотя ожидается, что экспортеры сырьевых товаров Южной Америки выиграют от роста цен на сырьевые товары, другие страны не имеют возможности получить выгоду от улучшения перспектив мировой экономики. Сильная зависимость от туризма (особенно в малых островных развивающихся государствах (МОРАГ) Карибского бассейна), обострение социальной напряженности и политической нестабильности, а также насущные финансовые ограничения сказываются на перспективах восстановления многих стран. Выздоровлению региона препятствуют также низкие темпы роста. За шесть лет до пандемии объем производства в Латинской Америке и Карибском бассейне рос в среднем всего на 0,2 процента в год, что является самым низким показателем среди всех регионов мира. Множество структурных препятствий, включая глубокое неравенство, слабое управление, высокий уровень неформальности и низкие инвестиции в физический и человеческий капитал, сдерживают рост производительности. Насколько велики потери производства по сравнению с докандемическими прогнозами? Для более полной оценки потерь объема производства - с учетом больших различий в тенденциях роста между странами - можно сравнить последние прогнозы ВВП с прогнозами, сделанными до пандемии15. На рисунке 3 показано, что прогнозируется средний ВВП в 2022 году в развитых странах. будет примерно на 4% ниже, чем ожидалось до кризиса COVID-19. Прогнозируемые убытки больше для стран с переходной экономикой (в среднем около 6,5 процента) и развивающихся стран (около 7,5 процента). Более того, существует высокий уровень разброса по развивающимся странам и странам с переходной экономикой. В одной из четырех этих стран прогнозируется, что ВВП к 2022 году будет как минимум на 10 процентов ниже докризисного прогноза. Для сравнения, прогнозируется, что только одна развитая страна потеряет более 10 процентов. Как показано на рисунке 4, существует общая положительная взаимосвязь между изменением объема производства в 2022 году и уровнем ВВП на душу населения в выборке из 179 стран. Прогнозируется, что в среднем более бедные страны потеряют больше продукции, чем более богатые страны. 16 Поразительным наблюдением являются большие различия в потерях объема производства в странах со средним уровнем дохода. Хотя в эту группу входят некоторые из стран с наиболее высокими показателями, в нее также входят страны, которые, согласно прогнозам, испытают наибольшие потери производства по сравнению с прогнозами до пандемии. К числу наиболее сильно пострадавших стран относятся несколько малых островных развивающихся государств (например, Кабо-Верде, Мальдивы, Сан-Томе и Принсипи), а также ряд стран, где пандемия совпала с другими источниками нестабильности (например, Ливан, Мьянма, Суринам). Для более сбалансированного восстановления мировой экономики требуется более сильное и эффективное международное сотрудничество. Приведенный выше анализ указывает на значительные слабые места в значительной части мира, включая большую часть стран к югу от Сахары. Африка, Латинская Америка и большинство малых островных развивающихся государств и наименее развитых стран. Ожидается, что многие из этих стран не вернутся к уровню производства до пандемии до 2022 года. В то время ВВП одной из четырех развивающихся стран и стран с переходной экономикой, по прогнозам, будет более чем на 10 процентов ниже, чем их прогноз до пандемии. Это повод для беспокойства. Еще до пандемии значительное число стран в этих регионах отставали в экономическом развитии. Для большей части стран Латинской Америки и Карибского бассейна, а также стран Африки к югу от Сахары риск еще одного потерянного десятилетия с точки зрения экономического роста уже становился большим. Кризис COVID-19 еще больше усугубил структурные недостатки, усиливая неравенство, ухудшая условия занятости и препятствуя накоплению человеческого капитала. Долгосрочная стагнация или снижение доходов на душу населения может спровоцировать социальные волнения и подорвать устойчивое развитие. Поэтому глобальные усилия по восстановлению должны быть ориентированы на предотвращение растущей разницы в экономических состояниях между странами. Более тесное международное сотрудничество имеет решающее значение для более сбалансированного и инклюзивного глобального роста в период восстановления после COVID-19 и в последующий период. Список потребностей в политике длинный и сложный. Все начинается с более справедливого и равноправного распределения вакцин по всему миру. Он также включает новые глобальные и региональные подходы к удовлетворению насущных потребностей в ликвидности и растущей уязвимости долга - в том числе путем укрепления международной долговой архитектуры - с особым учетом потребностей НРС, СИДС и ССД17. Оживление многосторонней торговой системы с целью содействие устойчивому развитию и выполнение обещаний о помощи являются другими ключевыми политическими целями. Столь необходимая реформа глобальной налоговой системы должна, прежде всего, принести пользу тем развивающимся странам, которые в настоящее время больше всего страдают от уклонения от уплаты налогов транснациональными корпорациями18. В то же время следует поощрять государственные инвестиции в системы социальной защиты, образование и устойчивость к изменению климата, чтобы снизить уязвимость стран к будущим потрясениям. Никого не оставить позади - это не только один из основных принципов, лежащих в основе Повестки дня в области устойчивого развития на период до 2030 года, это должен быть призыв к действию, которым будут руководствоваться все наши усилия по восстановлению. Ежемесячный брифинг «Мировое экономическое положение и перспективы» готовится Отделом глобального экономического мониторинга Отдела экономического анализа и политики UN DESA. Он публикуется в первый рабочий день месяца. Мы будем рады вашим отзывам и комментариям. Автор: Инго Питтерле. Контактный адрес электронной почты: pitterle@un.org. Ежемесячный брифинг | Новости и события Глобальные макроэкономические перспективы Ежемесячный брифинг Отдела глобального экономического мониторинга (GEMB) о мировом экономическом положении и перспективах
RELATED ARTICLES